ДАЙДЖЕСТ ЖУРНАЛА “ПОСЕВ” № 11, 2003 г.

 

ДЕНЬ СКОРБИ И НЕПРИМИРИМОСТИ

Юрий ЦУРГАНОВ

УНИЧТОЖЕННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

ИЛИ “СОГЛАСИЕ И ПРИМИРЕНИЕ” ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

В этом году 7 ноября в очередной раз будут произнесены слова: “день согласия и примирения”. Как к этому относиться? Отрадно, что события 86-летней давности уже не именуют на официальном уровне “Великой Октябрьской Социалистической Революцией”. Но что предложено взамен? Кто, с кем и на каких условиях должен “соглашаться” и “примиряться”.

Во-первых, такая инициатива может быть уместна только в случае, если она исходит от потерпевшей стороны. Однако, как всем известно, претендовать на авторство термина “день согласия и примирения” (“ДСП”) не могут ни члены Дома Романовых, ни Российской дворянское собрание, ни ветераны Белого движения и их потомки, ни общество “Мемориал”. Белые эмигранты называли 7 ноября днем скорби и непримиримости. Во-вторых, предложение “согласиться” и “примириться” морально и юридически уравнивает тех, кто оборонял Зимний дворец с теми, кто его брал. А допустимо ли это? 

Что, в действительности, произошло 7 ноября (25 октября) 1917 г.? Какова сущностная основа процесса, начало которому было положено в этот день? Что он означал для судьбы России, для российской цивилизации? (…)


Генрих ИОФФЕ:

“БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ МОГЛО ПОБЕДИТЬ”

“К очередной годовщине октября 1917 г. профессор Иоффе дает интервью нашему журналу”… Лет пятнадцать назад эти слова воспринимались бы однозначно: ведущий специалист по истории гражданской войны и революции рассказывает о новых проблемах в изучении истории “Великого Октября”. И уж совершенно фантастическими представлялись бы пятнадцать лет назад такие слова: “К очередной годовщине октября 1917 г профессор Иоффе дает интервью журналу “Посев”. И, тем не менее, это так. (…)

– Современная историография Белого движения в России уже достаточно обширна. Иногда приходится слышать утверждения, что изучать его бесперспективно, что и так уже “все ясно”, что “слишком много внимания уделяется белым”. Так ли это? Можно ли говорить о “белых пятнах” в истории Белого движения?

– Мне кажется, что речь сейчас не должна идти о неких “белых пятнах”. Они всегда были, есть и будут. Ни один историк не сможет сказать, что он знает о своем предмете изучения все. Если, конечно, это настоящий историк. Сейчас изучение истории Белого движения, равно как и гражданской войны, в России в целом дошло уже до такой степени, что можно говорить о создании некоего комплексного труда. В его написании должны принять участие многие авторы. При этом в данной работе, действительно, не следовало бы ограничиваться только изучением Белого дела.

Это должен быть труд объемный, отражающий историю всех противоборствующих сторон в гражданской войне. Ведь не изучая большевиков, красных, невозможно будет до конца понять правду тех, кто сражался в рядах белых армий. Но создание такого рода комплексного исследования отнюдь не исключает, а, напротив, предполагает наличие такого же исследования и по истории собственно Белого движения. Не следует ограничивать себя рамками одной, отдельно взятой проблемы, будь то изучение военных действий, экономических, политических отношений в белом лагере или биографий генералов. Необходимо мыслить шире и дать людям ответ на вопрос о том, что из себя представляло Белое движение в целом. Это очень сложная и долговременная задача. Такая работа должна строиться на широкой источниковой базе.

Нужно преодолеть в себе стремление поучать и воспитывать стремление учиться. (…)


Андрей ЗУБОВ

ФОРМУЛА ПРИМИРЕНИЯ

Порой кажется – какое примирение – надуманная проблема, общество занято выживанием, а не примирением. Но приглядишься – ан, нет. Потому, как относятся одни люди к коммунистическим символам, а другие – к тем, иногда появляющимся символам противоположного рода – от статуи Государя Императора Николая II до реабилитации Верховного правителя адмирала А.В. Колчака – совершенно ясно, что накал непримиримости, унаследованный от гражданской войны, в обществе есть. Да и как может его не быть, если ХХ в. оставил нам такую гекатомбу жертв, по сравнению с которой еврейский холокост – наверное, одна десятая часть её. Разумеется, общество не может об этом забыть.

Для одних необходимо оправдать это величайшее злодеяние, потому что это оправдание для них самих, для их отцов и дедов, для их рода. Для других необходимо наконец-то оправдать погибших, оправдать не перед советским или послесоветским законом, который с их точки зрения – беззаконие, а оправдать перед обществом и назвать вещи своими именами: борцов за Россию в стане белых назвать борцами за Россию, а их противников назвать разрушителями отечества, веры и национального государства. Это напряжение есть, и только очень нечувствительный человек его сейчас не ощущает. Это – магма, где-то прорывающаяся на поверхность, но повсюду кипящая скрыто под корой твердой породы.

Очень большое значение в выходе этих подземных сил на поверхность сыграли великие решения Архиерейского Собора августа 2000 г., когда был канонизирован огромный сонм новомучеников и исповедников российских вместе с Государем императором и его семьей. Когда ежедневно православный христианин, читая домашнее молитвенное правило, называет имена святых дня, он чуть ли ни каждый день называет теперь имена новомучеников, убитых  от 1917 г. до 1953-го, и исповедников, до 1970-х испытывавших гонения со стороны богоборческой коммунистической власти.

Конечно, как и во время той, “горячей” гражданской войны 1917-22 гг., большинство представителей русского общества остается более или менее пассивными зрителями и жертвами борьбы, которую ведут политически активные люди с каждой из сторон. Но эта, сравнительно небольшая политически активная часть общества и тогда определяла, и ныне будет определять судьбу всего народа. По опросу, проведенному ВЦИОМ 25-28 октября 2002 г., на вопрос, как бы вели вы себя, если бы оказались в России в октябрьские дни 1917 г., 23% респондентов активно поддержали бы большевиков, а 8% – боролись бы против большевиков. Остальные предпочли бы отсидеться в России или за границей. Цифры, кстати говоря, поразительно сходные с теми, которые выводят историки, анализируя подлинные политические предпочтения русского народа в 1918-19 гг.

Т.е. сама по себе проблема гражданского конфликта вполне реальна. И в то же время ее, как любую проблему, разделяющую общество, разделяющую его сверху донизу, нельзя просто замолчать, иначе общества не будет, а будут два враждующих стана. Можно ли, не разрешив проблему примирения между белыми и красными, жить дальше? – нет, нельзя. Вопрос в том, какое примирение возможно, какое необходимо для исцеления нашего народа. И ясно, что примирение не может быть достигнуто на уровне государственных деклараций, но только на уровне внутренней, сердечной правды, когда люди, если не все, то хотя бы  подавляющее большинство людей, согласятся на некоторую формулу гражданского мира. Каждый из нас как гражданин, как человек, принадлежащий российскому государству, как нравственная личность, не может не стремиться решить эту задачу, хотя нам, нельзя, конечно, претендовать на окончательное её решение/

И здесь я бы хотел определить несколько тезисов. (…)


Александр ЦИПКО

ХОТЯТ ЛИ РУССКИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРИМИРЕНИЯ?

На необъятных просторах нашей бывшей необъятной страны, на Дону, Кубани, под Царицыным, у Перекопа, у Петрограда, в Сибири, – везде, где полыхал огонь безумной, братоубийственной гражданской войны, сокрыты тысячи захоронений убиенных солдат Белого, освободительного движения.

На территории бывшей России лежат в сырой земле забытые своими соотечественниками, не погребенные по христианскому обряду десятки, сотни тысяч русских патриотов, погибших во имя спасения России, во имя чести русского знамени, во имя, как они говорили, “нормальной” русской жизни.

Понятно, что советской власти, наследникам красных, наследникам победителей не было дела до останков их врагов. Для советской власти белые, боровшиеся за честь и свободу России, были больше, чем враги. В могилах белогвардейцев была сокрыта та правда, то слово, которое несло в себе смерть большевизма и коммунистической системы.

Новая красная власть и своих не жаловала. Многие командиры красной конницы, решившей исход гражданской войны, были позже расстреляны и преданы забвению. Красные матросы были репрессированы после кронштадтского восстания. Красные солдаты Перекопа были репрессированы как кулаки и середняки во время коллективизации. В гражданской войне по большому счету не бывает победителей. У нас в России никто из ее непосредственных участников не выиграл и по мелкому, житейскому счету. И в этом была великая червоточина “Великой Октябрьской революции”. (…)


СОБЫТИЯ И КОММЕНТАРИИ

Роман ШУХЕВИЧ

ВЕРТИКАЛЬ ВЛАСТИ ПРОНЗИЛА ПЕТЕРБУРГ

В воскресенье, 5 октября 2003 г. полпред президента в Северо-западном федеральном округе Валентина Матвиенко избрана губернатором Петербурга. За неё отдали свои голоса 63 % проголосовавших. Её соперник Анна Маркова получила 24 % голосов. При явке всего 28 % (по другим данным – 24%), рекордным для Петербурга было количество проголосовавших против всех – 12 %.

Элиты северной столицы, 3 года небезуспешно сопротивлявшиеся натиску Кремля, оказались полностью побеждёнными.

Каково же оно, новое лицо петербургской власти?

В нашем городе народ отличается некоторым снобизмом, поэтому уже традиционными стали шутки о западноукраинском происхождении нового губернатора – Валентина Ивановна Матвиенко (девичья фамилия – Тютина) родилась в Шепетовка Хмельницкой области. Уехала искать счастья в Ленинград, и, как видим, нашла.

В 1972 г. окончила Ленинградский химико-фармацевтический институт, в 1985 г. – Академию общес­­т­­­венных наук при ЦК КПСС.

В 1970-1980-х – на комсомольской и партийной работе.

До 1989 г. работала заместителем председателя исполкома Ленинградского городского Совета народных депутатов по вопросам культуры и образования.

1989-91 гг. – была народным депутатом СССР по разнарядке Комитета советских женщин  В 1989-1991 гг. Матвиенко – председатель Комитета Верховного Совета СССР по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства.

Что-то в её политической карьере пошло неладно и в 1991-94 гг. Валентина Ивановна была послом СССР, а позже и РФ на Мальте. В августе 1991 г., уже после краха ГКЧП послала в МИД телеграмму о поддержке коммунистических мятежников. (…)


А. Ш.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ЛЕНИНА В ЧЕЧНЕ?

Владимир Ильич Ульянов, известный большинству сограждан под кличкой “Ленин”, кроме прочего, был еще и большим специалистом в области избирательных технологий. Он открыл основную премудрость процедуры выборов: “Не важно кто и как голосует, – важно, кто и как считает результаты”.

В СССР власти чтили заветы “вождя” и всегда “правильно” подсчитывали результаты “голосований”. Выборы – это когда есть из кого выбирать, а в Советском Союзе на каждый избирательный округ приходился лишь один-единственный кандидат “нерушимого блока коммунистов и беспартийных”, а других просто быть не могло. Так что подневольные люди шли на избирательные участки “голосовать” за того, кого им назначили сверху. В народе горько шутили: “Опять выборы – без выбора”.

Считали на советских выборах тоже соответственно. Председатели участковых комиссий лично отвечали перед райкомами КПСС за то, чтобы на выборы явилось 100% избирателей, а “за” проголосовало бы 99,98%. Впрочем, встречались и ударники “социалистического голосования”.

На одних из послевоенных выборов в Верховный совет СССР Сталин решил стать депутатом от Абхазии. Местное начальство, конечно, “накрутило” председателей избиркомов. И каково же было всеобщее удивление, когда председатель участкового избиркома из Пицунды отчитался о том, что на вверенном ему участке за “товарища Сталина” проголосовали все 102% избирателей.

Секретарь райкома и начальник районного ГБ набросились на “перевыполнившего план” с недоуменными вопросами. “А что? – Ответил тот. – Ко мне почтенные люди подходили, спрашивали, а можно ли за товарища Сталина дважды или трижды проголосовать? А как откажешь уважаемому человеку? Я и выдавал им запасные бюллетени, пока не закончились!” (…)


СЕМИНАР “БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ

И ЕГО РОЛЬ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ”

18 сентября с.г. в здании Российского общественно-поли­­­ти­­­ческого центра (РОПЦ) состоялся семинар “Белое движение и его роль в современной России” организованный издательством “Посев” и комитетом “Преемственность и возрождение России”. В работе семинара приняли участие ведущие специалисты по истории Белого движения, преподаватели и исследователи, общественно-политические деятели. Всего, в предоставленном администрацией РОПЦ зале присутствовало до 50 человек.

С вступительным словом выступил председатель комитета “Преемственность и возрождение России” профессор А.Б. Зубов, отметивший, что Белое движение – отнюдь не “перевернутая страница” в истории России, о чем свидетельствует выход множества изданий по истории Белого дела и растущий интерес к его истории.

С сообщением на тему “Почему “Посев” занялся историей Белого движения?” выступил директор некоммерческого партнерства “Посев” Б.С. Пушкарев. По его словам, “Посев” не мог, в силу своего генетического происхождения, отказать в помощи издания книг по истории Белого движения тем историкам, которые начали обращаться с подобным предложением в 1997 г.  (…)


ОБЩЕСТВО, ПОЛИТИКА, ВЛАСТЬ

Александр ШТАММ

НЕПОЛНАЯ АДЕКВАТНОСТЬ

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОБЩЕСТВОМ

Уважаете, не уважаете, а вставать будете.

Никита Михалков, в полемике с противниками сталинского гимна.

“ГОЛОСОВАНИЕ НОГАМИ И ДЕНЬГАМИ”

В Петербурге во время губернаторских выборов власть имущие и “политтехнологи” посчитали народ за быдло. Народ ответил им достойно: на II тур губернаторских выборов по официальным данным не пришло 72% избирателей, а по неофициальным – 76%. А ведь к участию во II туре привлекли даже несчастных пациентов домов умалишенных, а в следственных изоляторах раздавали помощь от кандидата “партии власти”. Но за этого кандидата проголосовало менее 1/6 общего числа избирателей.

О чем это свидетельствует? Почему не оказал влияния на поведение избирателей почти запредельно высокий рейтинг Путина, открыто, и в нарушение закона, поддержавшего “своего” кандидата? Напомню, что такой рейтинг президента основан на надеждах граждан. Но тогда результаты петербургских выборов можно истолковать, как рост опасений и недоверия тех же граждан к власти.

Об этом свидетельствуют данные репрезентативного телефонного опроса граждан, проведенного питерскими социологами уже после II тура выборов. По этим данным получается, что в выборах якобы приняли участие 44% избирателей, а не 28% или 24% как это было в действительности. По этим же данным свои голоса за поддерживаемую Путиным В. Матвиенко отдала якобы 1/4 избирателей, а не 1/6 их часть, как было в действительности.

Похоже, что к гражданам новой России вернулись страх пред властью и недоверие к ней, характерные для подсоветских людей, словом двоемыслие характерное для homo soveticus. Может быть это вызвано чекистским прошлым президента и продвижением им коллег по КГБ во власть?

Но тревожные ожидания и недоверие к власти охватывают не только рядовых избирателей. Такие настроения распространились и среди предпринимателей. В III квартале с.г. вывоз капиталов из РФ превысил их ввоз на $7,7 млрд. (за весь прошлый год вывоз капитала превышал ввоз на $8,2 млрд.). Зампред. Центробанка О. Вьюгин поспешил объяснить это “неблагоприятной конъюнктурой”. Он заверил, что в IV квартале деньги начнут возвращаться, так как ожидаются вложения в избирательные кампании.

А тем временем рейтинговое агентство Moodys, давно известное хорошими отношениями с российской властью, объявило о повышении рейтинга кредитной привлекательности РФ. Любопытно, что другие аналогичные агентства, не последовали его примеру.

Эти действия Moodys почти сразу вызвали понижение курса доллара по отношению к рублю и привели к снижению реально располагаемых накоплений граждан, вынужденных из-за отвратительно работающей банковской системы делать долларовые сбережения. Причем сегодня никто не может сказать, как такие потери средств скажутся на поведении избирателей.

Вместе с ростом вывоза капиталов за последние 7 месяцев выросла и доля невозвратных банковских кредитов, составившая на 1 октября 24%. Такая доля весьма велика. Обычно в развитых странах при достижении 3-5% доли невозвратных кредитов уполномоченные финансовые органы предпринимают усилия по санации банковской кредитной политики.

Куда же идут средства таких кредитов? По мнению аналитиков деньги частично прячутся в “чулок”, а частично – вывозятся.

Причина недоверия к власти деловых кругов понятна. Достаточно вспомнить про топорно-неумный “наезд” генпрокура­туры на ЮКОС, про многочисленные грубейшие процессуальные нарушения в ходе производства по этому делу. Причем эти действия дают своеобразный сигнал не только предпринимателям, но и всей стране. (…)


Светлана ШЕШУНОВА

ВНИЗ ПО ВОЛГЕ-РЕКЕ

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

С опаской собиралась я в летнее путешествие на туристическом теплоходе. С одной стороны, заманчиво было проплыть до Нижнего по Волге, а затем свернуть в тихие воды Оки и подняться до Мурома. А с другой, слишком памятен был предыдущий подобный опыт – плавание по Каме и Белой в 1999 г. Тогда на теплоходе с поэтичным названием “Град Китеж” руководитель маршрута не скупился на такие, например, комментарии: “А здесь моряки красной флотилии героически отбили атаку белогвардейских захватчиков… А здесь до революции было захолустье, кормившееся лесными и рыбными промыслами. Но советская власть преобразила этот край, воздвигнув передовой нефтехимкомбинат…”.

Что правда, то правда: трубы комбината и цвет воды за бортом подтверждали, что рыбными промыслами здесь больше не прокормишься.

В Уфе, мельком упомянув дом Аксаковых и даже отказавшись притормозить у него автобус, экскурсовод перешел к воспеванию войск Тухачевского, “освободивших город от Колчака”. Подобные речи звучали снова и снова, и ни суровая красота Камы, ни широкошумные дубровы вдоль Белой, ни сталактиты Кунгурской пещеры не смогли уравновесить их оскорбительность.

Чего-то столь же скребущего душу я покорно ожидала и от нынешних экскурсий. Такие же июльские облака над рекой, такие же норки ласточек по берегам, такой же старенький двухпалубный теплоход “Профессор Звонков”. Но, что за чудо! Что за рассказы льются из черного рупора на палубе? О нет, не о том, что истинными героями и освободителями были А.В. Колчак и А.И. Деникин – до такой радости еще далеко. Но о чем-то, также ласкающем слух – о славных дворянских и купеческих родах, о подвизавшихся в местных монастырях святых угодниках, о ярмарках и традиционных ремеслах.  (…)


ЗА НАШИ ПРАВА

Николай ПЕТУХОВ

ИРОДОВО СЕМЯ

Библейский царь Ирод однократно убил 14 000 младенцев. Его имя стало нарицательным благодаря этому бесчеловечному “подвигу”.

По данным генпрокуратуры РФ, только за один 2002 г. в стране убито 3 272 ребенка, тяжкий вред здоровью причинен 3 919 несовершеннолетним. Эти цифры правоохранители оценивают как обнадеживающие: в 2001 г. убитых детей было на 700 человек больше. В то же время отмечается, что возросла жестокость преступлений против детей. Всего за 2002 г. потерпело от преступных посягательств 94 121 несовершеннолетний, они были признаны потерпевшими по 44 344 уголовным делам.

Проблема детей, подвергшихся насилию, актуальна во всем мире, но лишь в той части, которая касается насилия со стороны взрослых внутри семьи. Этот вид преступлений выявляется с трудом, и принятие мер затруднено. Что же касается насилия со стороны не родственников, вне дома, то эта проблема проще, и в цивилизованных странах она давно решена: например, избиение взрослым чужого ребенка считается общественно опасным деянием, уголовное дело возбуждается по факту преступления и идет, как по маслу.

В РФ защита детей от внесемейного насилия со стороны взрослых происходит не так гладко. В силу особенностей законодательства и сложившихся традиций, люди в милицейских погонах и в белых халатах не считают такие преступления чем-то из ряда вон выходящим. Министры и государственные мужи с депутатскими значками на пиджаках, не спешат совершенствовать ведомственные инструкции и законы. В итоге имеем печальный результат: взрослые бьют чужих детей везде – и на улице, и в школе, и в милиции, и в детских садах, и на детской площадке. (…)


МОСТЫ В ПРОШЛОЕ

Кирилл АЛЕКСАНДРОВ

РОССИЙСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ

ГЛАЗАМИ ГЕНЕРАЛА ГОЛОВИНА

В январе 2004 г. исполняется 60 лет со дня кончины выдающегося педагога русской высшей военной школы, военного теоретика, стратега и историка, генерального штаба генерал-лейтенанта Николая Николаевича Головина, имя которого оказалось почти забыто на родине. Лишь в 1990-е российские ревнители отечественного военного знания смогли прикоснуться к творческому наследию этого талантливого учёного. Богатейшая коллекция документов Н.Н. Головина, хранящаяся в фондах Архива Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета в Пало-Альто (США), содержит сотни уникальных единиц хранения и ещё ждёт своих добросовестных исследователей. Пусть наше небольшое повествование о жизненном пути генерала, а также о творческом переосмыслении Н.Н. Головиным истории и опыта начального периода гражданской войны, послужит данью памяти замечательному офицеру, чьё имя навсегда внесено в синодик воинов национальной России…

I. ОРДИНАРНЫЙ ПРОФЕССОР НИКОЛАЕВСКОЙ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ

Николай Николаевич Головин родился 22 февраля (6 марта н. ст.) 1875 г. в Москве в семье участника I Севастопольской обороны 1854-1855 гг. генерал-лейтенанта Н.М. Головина. Головины представляли старинный дворянский род, филиация которого восходит к XV в. и связана с именем московского боярина Ивана Головы – крестника Великого князя Московского Ивана Васильевича III.

Будущий учёный получил блестящее образование, окончив в 1894 г. Пажеский корпус, а в 1900 г. – Николаевскую академию генерального штаба. По окончании корпуса Н.Н. Головин был выпущен в лейб-гвардии Конно-артиллерийскую бригаду, квартировавшую в Петербурге в Виленском переулке, в которой служил до 1897 г. В 1896 г. молодой офицер опубликовал свой первый труд: “1812 год. Отечественная война и ее герои”. Служба Головина была в значительной степени связана с Петербургом. В столице Николай Николаевич служил в 37-й пехотной дивизии XVIII армейского корпуса и 2-й гвардейской пехотной дивизии (1901-03 гг.), в штабе войск гвардии и Петербургского военного округа (1903-1904 гг.) – обер-офицером для особых поручений и помощником адъютанта. В 1905 г. он был назначен начальником строевого отделения Варшавской крепости и затем до 1909 г. служил исполняющим должность заведующего передвижением войск Петербургского-Двинского района.  (…)


Александр ЕЛЕЦКИХ

“УРОЖАЙ”  ЗЕМЛЯНИЧНОЙ ПОЛЯНЫ

КАК В ЛЕСУ У СЕЛА ПАХОТНЫЙ УГОЛ ОТРАВИЛИ УДУШАЮЩИМИ ГАЗАМИ

БОЛЕЕ СЕМИ ТЫСЯЧ  ТАМБОВСКИХ КРЕСТЬЯН

29 июля 1921 г. станет самым черным за всю историю Тамбовской губернии. Той, что до революции по благосостоянию  была на 5-м месте из 80 губерний Российской Империи. Той, что испытала на себе ужасы изъятия хлеба продотрядами, травли  ядовитыми газами и голод детских и женских концлагерей…

Я вернулся недавно из Тамбоской земли, где посетил крестьянский Бабий Яр под названием Пахотный Угол. Побеседовав с краеведом Б.В. Сенниковым и местными жителями,  написал этот очерк.

Очерк о нелюдях, что могли спокойно удушить ядовитыми газами за одну летнюю неделю десятки тысяч тамбовских крестьян, их жен и детей, включая младенцев…

ПРИЧИНЫ КРЕСТЬЯНСКОГО ВОССТАНИЯ

Я долго беседую в Тамбове с Борисом Васильевичем Сенниковым – настоящим независимым краеведом, который опирался в своих расследованиях не на идеологию, не на партийный заказ, а на документы, многие из которых тщательно скрывались от глаз историков от КПСС большую часть ХХ столетия.

Перед  нашими глазами возникала правда, в своем суровом, беспощадном обличье. Мы листаем документы, пожелтевшие страницы газет и журналов, всматриваемся в старые фотографии и вчитываемся в воспоминания современников.

Ровно 85 лет назад почти все Черноземье сотрясали мужицкие бунты против установления власти коммунистов. Разгневанные репрессиями, изъятием  хлеба, мужики боролись с первыми коммунистами под Ельцом и Лебедянью, под Липецком и Тамбовом, под Борисоглебском и Инжавиным.

Ленин забеспокоился и приказал потопить в крови “антоновщину” с помощью регулярной Красной армии, полков ВЧК, ЧОН и ВОХР, большинство которых было сформировано из китайцев, латышей, австрийцев, немцев. Во главе “усмирителей бунта” стоял Тухачевский,  которого потом ждала пуля по приказу вождей большевизма.

Стихийная волна народного гнева переросла на севере Тамбовской губернии в мощное крестьянское народное восстание. Оно было намеренно неадекватно обозвано Лениным “антоновщиной” – ведь на самом деле крестьянскую войну с большевизмом возглавил, как указывают все документы Союза Трудового Крестьянства, – Петр Токмаков, Главком Единой Партизанской Армии, опытный офицер, кавалер Георгиевского креста и именной шашки “За храбрость”. Но Ленину нужно было свалить бунт на эсеров. А идеи правых эсеров разделял помощник Токмакова – начальник штаба Армии А.С. Антонов. (…)


Арлен БЛЮМ

НАЧАЛО II МИРОВОЙ ВОЙНЫ:

НАСТРОЕНИЯ ленинградской  ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И АКЦИИ СОВЕТСКОЙ ЦЕНЗУРЫ

ПО ДОНЕСЕНИЯМ СТУКАЧЕЙ И ЦЕНЗОРОВ ГЛАВЛИТА

23 августа 1939 г. – одна из самых драматических дат в истории XX в.: в этот день в Москве был подписан "Договор о ненападении" между Германией и Советским Союзом, получивший в дальнейшем название "Пакт Молотова-Риббентропа".

Проснувшиеся 24 августа советские люди увидели один из самых поразительных номеров "Правды": в нем были опубликованы большие фотографии Сталина, Молотова и вчерашнего врага – Риббентропа, сообщение о встрече в Кремле и текст "Договора". Позднее (31 августа) в том же "центральном органе" они смогли прочитать слова Молотова о "некоторых близоруких людях в нашей стране, которые, увлекшись упрощенной антифашистской агитацией, забыли о провокаторской роли наших врагов". Под ними подразумевались, конечно, "англо-французские империалисты".

25 декабря в той же "Правде" появилась ответная телеграмма Сталина Риббентропу, поздравившему его с 60-летием: "Благодарю Вас, господин министр, за поздравление. Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной". Особое впечатление произвел на читателей тост Сталина за Гитлера: "Я знаю, как сильно немецкий народ любит своего фюрера. Я хочу выпить за его здоровье, он этого заслуживает".

Заключение пакта вызвало, как известно, далеко идущие трагические последствия: нападение с двух сторон на Польшу: вначале, 1 сентября, Гитлера, что привело к началу II мировой войны, а затем, 17 сентября,  Сталина, выждавшего эти 17 дней, чтобы избежать прямого конфликта с Францией и Англией.

Пакт о ненападении и последующие за ним события привлекали и продолжают привлекать внимание сотен историков и публицистов. Споры и дискуссии вокруг августа-сентября 1939 г. до сих пор не теряют накала.

Ошеломляющее впечатление на многих поляков произвел, например, протест МИД России 14 сентября 1999 г. против попыток "определенных кругов Польши поставить знак равенства между фашистской агрессией против этого государства и действиями Красной Армии 17 сентября 1939 г."

Утверждения, о том, – говорилось далее, – что в "сентябре 1939 г. произошла агрессия СССР против Польши, не находят подтверждения в международных документах".

Историки и публицисты касаются, в основном, геополитических и военных последствий этого пакта. Немалое место в публикациях последних лет занимает дискуссия, вызванная широко известными книгами Виктора Суворова (В.Б. Резуна), доказывающих что Гитлер, развязав войну с СССР, лишь опередил Сталина.

Несравненно меньше изучены другие вопросы, которые представляются очень существенными:

Как же именно восприняли "советские люди" заключение договора с нацистской Германией и последовавший вслед за тем раздел Польши?

Каковы были конкретные действия агитпропа и подчиненных ему органов советской цензуры в новых условиях?

Первый вопрос затронут в публикациях, наиболее полно в книге Вольфганга Леонгарда, точно озаглавленной "Шок от пакта между Гитлером и Сталиным" и основанной частично на личных впечатлениях и воспоминаниях (его юность пришлась на эти годы, проведенные в СССР). В его книге также содержится также очень обстоятельный обзор восприятия пакта в различных кругах Германии, Франции других европейских странах.

Значительное внимание этой проблеме уделил В.А. Невежин в самой, пожалуй, значительной монографии последнего времени. На основе фронтального изучения архивных документов, относящихся к деятельности Оргбюро ЦК ВКП(б) и Управления пропаганды и агитации, автор подробно исследовал действия советской идеологической машины на рубеже 1930-1940-х.

Автор также привлек дневники В.И. Вернадского, М.М. Пришвина, Вс. Вишневского и др. писателей и ученых, зафиксировавших разноречивые оценки событий 1939 г.

В монографии приведены и некоторые, большей частью, анонимные письма трудящихся в редакции газет. В этих посланиях звучат мотивы опасения и страха за будущее, вскоре оказавшиеся оправданными. Один из вопросов, заданных в письме, звучит особенно впечатляюще: "Почему наши газеты теперь не ругают Геббельса, или он стал большевиком?"

Непосредственное отношение к нашей теме имеют акции советской цензуры, призванной "перековать" сознание советских людей в свете последних партийных установок.

После 23 августа, по приказу свыше советская пропаганда совершила поворот на 180 градусов – совсем по Оруэллу, если вспомнить его знаменитый роман "1984". "Министерство правды", в котором служит главный герой, при малейшем изменении политической ситуации, мгновенно уничтожает память о прошлом, любые его следы, оставленные в письменных и печатных документах: "...Проследить историю тех лет, определить, кто с кем сражался, было совершенно невозможно: ни единого письменного документа, ни единого устного слова об иной расстановке сил, чем нынешняя. Нынче, к примеру, в 1984 году (если год – 1984-й), Океания воевала с Евразией и состояла в союзе с Остазией. Ни публично, ни с глазу на глаз никто не упоминал о том, что в прошлом отношения трех держав могли быть другими..."

Партийный агитпроп вполне мог бы взять на вооружение чеканные формулы партийных лозунгов, провозглашенных Старшим братом в этом романе: "Незнание – это сила" и "Кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет настоящим, управляет прошлым".

"Если партия, – размышляет главный герой романа, – может запустить руку в прошлое и сказать о том или ином событии, что его не было, – это пострашнее, чем пытка или смерть".

Советский Главлит также бросился исправлять прошлое, подвергнув уничтожению массу антифашистских книг.  (…)


ПАМЯТИ ДРУЗЕЙ

Вспоминая Ивана Твардовского
Извещение о кончине Н.В. Федорова

Памяти Натальи Александровны Маковой
Извещение о кончине Г.Н. Владимова