"Посев" № 6 1996

ПРАВО И ЗАКОН

С.В. Утехин

ВЗГЛЯД НА НОВЕЙШУЮ РУССКУЮ ЛИТЕРАТУРУ ПО ТЕОРИИ ПРАВА

 

Права в России не хватает. Но, мне кажется, сейчас больше всего не хватает не самого права, а понимания, что такое право. Причем, насколько можно судить по публикациям последних лет, непониманием этим в той или иной мере страдает большинство юристов-теоретиков.

Теоретические корни непонимания уходят в XVII-XVIII века. Тогда появилась утилитаристская теория права, первая в Новое время влиятельная теория, отвергавшая традиционный взгляд на право как божественное или естественное установление, отвергавшая свойственное такому пониманию различение понятий права и закона (как вторжение в право со стороны законодателя), отвергавшая учение о естественных, и, следовательно, неотъемлемых правах человека. Согласно этой теории право устанавливается правителем, который должен исходить из соображений общественной пользы.

В начале XIX века правоведы исторической школы, возникшей под влиянием романтизма, выдвинули представление о праве как отражении духа народа. В этом они были правы, если под духом понимать бытующие в народе ценности. Правы они были и в указании на длительное историческое развитие всякого действующего права. Но они сужали и релятивизировали понятие права, ограничивая его рамками отдельного народа, с его своебразной историей.

К середине ХIХ века историческая школа отвергла вслед за утилитаристами понятие естественного права, заменив его понятием правового позитивизма, в котором право и закон тождественны, и нет права вне закона, установленного правительственной властью. Право, по мнению позитивистов, - воля сильного. Основоположник позитивизма О.Конт поначалу вообще отказывался от понятия права, считая, что в нем нет нужды, что все его заслуживающее внимание содержание исчерпывается понятиями новой науки, которой он положил начало - социологии. Родимое пятно правового нигилизма прослеживается, хотя часто в очень ослабленной форме, в работах юристов-позитивистов.

Маркс и его первые последователи, вышедшие из романтизма и вместе с другими романтиками не признававшие естественного права, подхватили позитивистские идеи о праве, как о воле сильного, о тождестве права и законности и приспособили их к своей классовой теории. Позднее марксисты выработали стандартную формулу: “право - возведенная в закон воля господствующего класса”. Отсюда вывод: с ликвидацией господствующих классов праву суждено “отмереть”. В конце XIX - начале XX века позитивистский подход начинает преодолеваться (в том числе и в России). Под влиянием главным образом неокантианской философии с ее требованием четко различать сущее и должное возрождается различие между положительным правом и правом естественным. Опять получают теоретическое признание права человека.

В России этот ход юридической мысли был оборван захватившими власть большевиками. Многие правоведы погибли, эмигрировали или были высланы из страны. Другие замолчали. Десятилетиями в качестве единственно дозволенной насаждалась антиправовая, нигилистическая схема. И застряла в головах у многих юристов-теоретиков. К сожалению, в наибольшей степени страдают от марксистско-ленинских пережитков учебники и учебные пособия, что весьма пагубно сказывается на подготовке нового поколения правоведов, искажает их понимание права.

Из работ последних лет, имеющихся у меня под рукой (должен отметить, что я не имел возможности следить за журнальными публикациями), пожалуй, худшим в этом отношении является “Общая теория права” под редакцией А.С.Пиголкина (2-е изд., 1995), в котором утверждается, что многие мысли Маркса, Энгельса и Ленина “о сущности права и государства, об их роли в жизни общества прошли проверку временем и вполне могут быть использованы при анализе основных положений общей истории права” (сс. 5-6). Сами эти мысли то и дело цитируются, авторский текст изобилует марксистско-ленинско-сталинской фразеологией: ”Исторический материализм раскрывает наиболее общие законы развития общества. Поэтому законы и категории данной науки служат основанием теории права: нельзя познать историю возникновения и развития права, не опираясь на положения и выводы исторического материализма ... о месте и значении права в системе социальных явлений ”(сс.13-14) и т.п. И надо же - именно этот учебник рекомендуется властями для студентов-правоведов!

Особенно печально, что пережитки одолевают и более академичный учебник под редакцией В.В.Лазарева (Общая теория права и государства). Чего стоит хотя бы утверждение в заключении параграфа ”Общая характеристика теорий происхождения государства и права”, что “именно историко-материалистическая теория имеет под собой строго исторические основы” (с. 44)! Или указание, что ”следует учитывать теоретико-методологические положения, сформулированные Ф.Энгельсом”, этим недоучкой-дилетантом! Авторский текст пестрит “социально-экономическими формациями”, “буржуазными мыслителями” и т.п. Приверженность ленинско-сталинской традиции доходит до того, что в параграфе “Деидеологизация научного знания”, хотя и говорится, что причин “идеологизации” было немало, указывается только одна - “развитие вульгарного социологизма в 30-х годах XX века” (c.24). Как будто не было ни ленинских гонений, ни сталинского террора - взял да развился “вульгарный социологизм”!

Немало пережитков “марксизма-ленинизма” и в эклектичном пособии В.Н. Хропанюка (Теория государства и права, 2-е изд., М., 1995 ).

Почти свободен от пережитков ленинизма и сталинизма учебник Л.И.Спиридонова (Теория государства и права, M., 1995). Наследие марксизма в нем присутствует, но не в виде декларации приверженности ему: по крайней мере, к “cоветской интерпретации марксизма”, считает автор, нужно относиться как ”ко всякой другой схеме”(с. 137). Марксистская фразеология (“Буржуазный строй”, ”научный социализм”) не слишком навязчива. Тем не менее, марксистское наследие лежит в основе общего представления автора о праве как производном от общественных отношений, в свою очередь производных от отношений хозяйственных.

За последние годы многие российские юристы, пытаясь избавиться от пут марксизма-ленинизма, оказываются в плену юридического позитивизма. В значительной степени позитивистский характер носит учебник под редакцией В.В.Лазарева. Показательно, что в обзоре “методов познания права” (сс. 25-28) перечисляются только методы позитивистские, а, например, важнейший, но чуждый позитивизму метод аксиологический (ценностного анализа) даже не упоминается. Усиленно подчеркивая важность законности (что само по себе не вызывает возражений), такие юристы отождествлением законов и права вольно или невольно умаляют ценность права, затрудняют его понимание, закрепляют пережитки правового нигилизма.

C хрущевских времен среди юристов-теоретиков появились сторонники т.н. широкого понимания права (в том числе В.А .Туманов, нынешний председатель конституционного суда), которые, оставаясь формально марксистами, приближались к теории естественного права. Авторы небольшой, но весьма содержательной книжки с извлеченным из долгого забвения названием “Энциклопедия права” (М.Х.Хутыз, П.Н.Сергейко “Энциклопедия права”, М., 1995) дают краткий обзор взглядов главных представителей этого течения. Сами авторы “Энциклопедии” возвращаются (едва ли вполне осознанно) к неокантианскому воззрению на соотношение сущего и должного, закона и права.

К приятию (неполному) естественнного права, естественных и неотъемлемых прав человека пришел видный юрист, член-корреспондент Российской академиии наук С.С.Алексеев, пришел по-своему, в значительной мере сохраняя свойственный ему нормативно-институционный подход, делая упор на влияние естественного права на право положительное (С.С.Алексеев. Теория права. изд. 2-е. М., 1995). Важно и то, что С.С.Алексеев уделяет внимание аксиологическому подходу к пониманию права (cc. 14,160-168).

Учебник Л.И.Спиридонова - амальгама, сочетающая пережитки марксизма с утилитаристскими, позитивистскими, естественно-правовыми и неокантианскими представлениями. Автор полагает, что это - его собственная теория, стройная и убедительная. Согласиться в этом с ним трудно. Но нужно подчеркнуть, что он полностью признает естественные права и их неотъемлемость, подробно разрабатывает соотношение права и закона и в какой-то мере учитывает аксиологическую проблематику.

Очищение от пережитков отчасти происходит под влиянием иностранной литературы. Но иногда иностранная литература не способствует освобождению, а затрудняет его. В Западной Европе и в США за последние десятилетия опять разлилась волна правового нигилизма - позитивистского и марксистского эпигонства. Перекидывается эта волна и к нам. Приведу только один пример.

Типичное проявление новейшего нигилизма - растаскивание права по соседним дисциплинам. Часто роль такой дисциплины-суррогата играет культуроведение. Кричащий образчик культуроведческого поветрия у нас - книга Э.А.Позднякова “ Философия государства и права”(М.,1995). Автор уверовал в фаталистические квазипозитивистские теории круговорота цивилизации (вплоть до новомодной фантасмагории Л.Н.Гумилева) и в очередной раз предрекает ”крах западной цивилизации”. Враг личности, он со рвением неофита привержен государственному тоталитаризму. Ему ненавистны “так называемые естественноправовые теории, делающие акцент на <<неотъемлемых>>, данных человеку от природы правах”. Он полон презрения к “Обывательским <<свободам>> и <<правам>>”. И берется рассуждать о философии права!

Но, конечно, главная опасность для освобождения от пережитков - угроза возвращения к власти коммунистов. Поражение Зюганова на президентских выборах дает надежду на дальнейшее освобождение.

 

"ПОСЕВ" 6-96
posevru@online.ru
ссылка на "ПОСЕВ" обязательна