УМЕР БОРИС ЕЛЬЦИН

Причиной смерти назвали прогрессирование сердечно-сосудистой полиорганной недостаточности. Но это только формальный итог. Истинная причина в другом. Практически каждый, за редчайшим исключением, персонаж, появлявшийся на телеэкране, или говоривший за кадром, будь то собственно тележурналист, или тот, кому предоставили слово в эфире, о чём бы ни шла речь, обязательно вворачивал: "…когда в 90-е развалили страну…", "…в связи с хаосом 90-х…", "…поскольку в 90-е всё остановилось…". И параллельно - осанна совдепии. Этот поток шёл, нарастая, с 2000-го, но такой степени густоты как в этом апреле не достигал никогда. Уже не только реформы, но и сам август начали затаптывать в грязь: "…толпа громила памятники…" Именно в этом апреле возникло устойчивое ощущение отказа от 1991 года, разрыва с ним. Его перестали называть годом победы, его начали называть годом поражения.
Понятно, что на высоких постах много советских реваншистов, но что бы они могли сделать, если бы не лакейская готовность российской тележурналистики оказать любые услуги. Речь не идёт о том, чтобы журналист противопоставил себя советскому реваншу, никто ни от кого не в праве требовать подвига. Речь идёт только о том, чтобы он не поддакивал, не становился добровольным и услужливым проводником. Но они поддакивали, они становились. Причём, не имея никаких личных оснований тосковать по прежним временам.
Вот от этого он и умер. Его дело было морально подорвано.
А ведь он не относился к числу, людей, уставших от жизни, переставших её любить… Это трагическая смерть.
Но она дала результат. Если весь вечер 22-го с телеэкрана лился сплошной поток проклятий в отношении 1990-х и сопровождавший его поток елея в отношении советского прошлого, то вечером следующего дня картина изменилась до неузнаваемости: "Он сумел сохранить территориальную целостность Россию, когда в СССР нарастали центробежные тенденции", "Новая Россия прощается со своим отцом-основателем", "Первый Президент России Борис Николаевич Ельцин останется в истории как политик, вернувший страну на путь цивилизованного развития". Эти слова отражают общий тон российских телевизионных репортажей и публикаций в российской прессе.
Своим уходом Борис Николаевич Ельцин продолжил миссию своей жизни. Будем надеяться на необратимость прозрения тех, кто говорит и пишет о нём и о его времени.
Проститься с ним пришли многие тысячи людей. На груди значки, те самые, которые появились ещё в конце 1980-х на митингах оппозиции, значки участников обороны Белого дома в августе 1991-го, в руках фотографии Ельцина, свечи и цветы. К его гробу было возложено море цветов. К киоску при входе в храм их постоянно подвозили машинами. Долгое шествие в колонне, а потом стояние в очереди (пускали группами) не было ни утомительным, ни обременительным. Это было давно не испытываемое ощущения нахождения среди большого количества единомышленников, где можно заговорить с каждым, и разговор получится, он будет "на одном языке".
Эта смерть должна сплотить давно разрозненных, не имеющих связи друг с другом людей. Ельцину простят мелкие обиды, которые теперь уже действительно мелкие. В нём увидят главное - вождя антикоммунистической революции. Эта смерть должна привести ко второму рождению многочисленного демократического движения, в которое вернуться люди, праздновавшие победу в 1991-м, но разочаровавшиеся позже. Такое движение будет надпартийным, оно не будет раздираемо взаимной нелюбовью политиков, каждый из которых демократ, но имеет к другому демократу претензии. Оно будет выше подобных разладов, оно будет объединено общим безусловным идеалом. Оно обретёт название, возможно, это будет Движение "1991", или Движение "Август", а может быть и "Апрель", или даже "23 апреля".

 

"Посев" № 5-2007
ссылка на "Посев" обязательна
posevru@online.ru