"Посев" № 6 1996

Д. А. Ханов

УРОКИ КАПИТУЛЯЦИИ В ЧЕЧНЕ

“Да будет ваш меч молитвою, и молитва ваша да будет мечем”
И.А.Ильин. “О сопротивлении злу силою”.

То, к чему дело клонилось со времени позорных буденновских событий в июне 95 года, грянуло в августе 96-го. Генерал Лебедь, герой президентских выборов, - под восторженные крики “Аллах акбар!” - подписал с чеченскими “сепаратистами” заявление о принципах урегулирования чеченской проблемы, политический смысл которого сводился к капитуляции РФ перед “сепаратистами”. Она выводит свои войска из Чечни. Они же сохраняют свои вооруженные формирования, а Чечня - неопределенный статус фактически независимой территории. Что следует из этой капитуляции? Прежде, чем рассмотреть вероятные последствия и извлечь уроки, посмотрим что же на самом деле произошло. Кто кого победил и почему?

 

КТО КОГО ПОБЕДИЛ И ПОЧЕМУ?

Расчленим вопрос на два. Вопрос первый: кто победил в “чеченской войне” и за что именно воевали победители? Вопрос второй: какие союзники помогли им победить?

1. Кто победил?

Победили те, кого называют “борцами за свободу чеченско-го народа”, “борцами за независимость Ичкерии”, “чеченскими сепаратистами”, “чеченской мафией”, “чеченскими бандитами”, “чеченскими боевиками” или “чеченскими террористами”. Все эти именования по-своему верны. Они описывают одну действительность, но в разных ракурсах. Надо соединить их.

Итак, в чеченско-российской войне, явное начало которой было положено осенью 1991 года, когда в одностороннем порядке была провозглашена расположенная на территории РСФСР этнократическая “республика Ичкерия” (Чечня) и к власти в ней пришли сторонники ее “независимости от СССР и РСФСР”, победили сторонники этой этнократической “независимости.

Воспользовавшись ситуацией многовластья (безвластья), воцарившейся в России в связи с распадом СССР (1991-92 гг.), конфликтом между сторонниками “президентской” и “советской” власти (1992-93 гг.) и угрожая применить силу против посягательств “федеральной власти”, именно они сумели овладеть в 1991-92 годах оружием и боеприпасами бывшей советской армии и создать собственную армию, ставшую - наряду с нефтепромыслами - главным фактором их “независимости”. Они взяли на вооружение идеологию чеченского племенного национализма (с элементами исламизма), создали свои этнократические, племенные “органы власти” и, отгородившись от законов России, превратили территорию своей “республики” в свободную, беззаконную зону, управляемую нормами современного чеченского обычая. В соответствии с этим, они вооружили почти все мужское население, поощряя добывать средства к существованию любыми доступными способами. По условиям места и времени оказалось, что именно вооруженной рукой они могут хорошо “зара-батывать на жизнь” - как в Чечне, так и в России. Это помогло сторонникам независимости повести за собой значительную часть своего народа. Подкрепляя себя ссылками на героическую историю и на Коран, они сумели внушить многим чувство “законной национальной гордости” - иными словами, чувство превосходства над иноплеменными. Они сумели им доказать, что “независимость” Чечни - дело и благое, и выгодное, за которое стоят насмерть, что и было доказано в ходе военных действий в Чечне в 1994-96 гг..

Являются ли эти люди борцами за свободу и независимость своего народа? Да, являются - если под свободой понимать свободу племенного этноса (народа) жить по своим племенным и родовым обычаям, а под независимостью - независимость от иноплеменной власти и от иноплеменного закона.

Вместе с тем, они образуют мафию, причем не какую-то иносказательную, на всевластие которой ссылаются обыватели и журналисты в РФ (настоящей мафии в России не было и нет), но настоящую, вроде сицилийской. Чеченская мафия - не метафора, но реальная жизнь. Это совокупность больших “семейных” сообществ (кланов, “тейпов”), которые организуются на родовой основе, живут по своим, закрытым от чужих, обычаям и правилам, среди которых есть и право кровной мести, и нормы круговой поруки, и нормы, требующие безжалостно убивать чужаков, покусившихся на интересы тейпа. Интересы же клана определяются авторитетами, каковыми раньше, в патриархальные времена, были старейшины. Ныне же на их место выдвинулись более подвижные и по-современному образованные главари. В отличие от старейшин, главари умеют добывать средства на жизнь в условиях современной действительности, в том числе в условиях “перехода к рыночной экономике”. Как и сицилийские мафиози, чеченские считают своим естественным правом добывать деньги на жизнь как прямым грабежом (вооруженным террором, вымогательством), так и основанным на терроре незаконным “бизнесом” разного рода (торговля оружием, наркотиками и др.). По их убеждению, они имеют такое право потому, что готовы ставить на кон не только чужую, но и собственную жизнь.

Поскольку они живут грабежом, вымогательством или иным замешанном на вооруженном устрашении “бизнесом”, они, конечно же, самые настоящие бандиты.

Поскольку эти бандиты вовлекаются в войну за “независи-мость” Ичкерии и попадают в поле зрения российских СМИ, они превращаются в более благородных “чеченских полевых командиров” и их “боевиков”. Когда же они захватывают (убивают) заложников и выдвигают те или иные политические требования, они предстают в виде “террористов”.

Спорным остается вопрос: сепаратисты ли они? По провозглашаемой политической идеологии, они, как мы сто раз слышали, “за свободу” и “за полную независимость Чечни”. Стало быть, сепаратисты? Вряд ли. Под словами “свобода” и “незави-симость” они имеют ввиду совсем не то, что государствоведы. Сколько мы знаем, чеченцы - по своему историческому опыту - народ безгосударственный. Под свободой и независимостью они подразумевают просто возможность жить своим обычаем, никому из иноплеменников не подчиняясь.

Надо учесть всю совокупность условий их бытования - и то, что Чечня расположена в геоэкономическом пространстве России (энергетика, коммуникации) и никуда из этого пространства не денется; и то, что РФ с ее государственным беспорядком и “ове-чьим русским народом” заключает в себе заманчивые возможности для грабежа. Наконец, и то, что добрая половина чеченцев ныне живет в РФ за пределами Чечни. Тогда мы придем к выводу: действительное государственное отделение от России, во-первых, трудноосуществимо, а во-вторых, вряд ли вообще желательно для чеченских псевдосепаратистов. Им нужна полная независимость от российских законов на своей коренной территории и свобода жить по своим обычаям, по возможности, на всей территории России. Этого они и добились.

 

2. Союзники победителей

Как бы ни были целеустремленны и упорны чеченские бандиты, борющиеся за свою национальную свободу и независимость, они не смогли бы победить в борьбе с пусть и “глупой”, “овечьей”, но все-таки очень большой Россией, не будь у них влиятельных друзей и союзников.

До ввода федеральных войск в Чечню (декабрь 1994-го) мы о них знали мало. Можно было догадываться, что они есть, и не только в среде чеченской диаспоры в России или в лице действующих на территории России чеченских преступных группировок. Ясно было, что особые отношения связывают Чечню и граничащую с ней Ингушетию. В существовании чеченской криминальной зоны были явно заинтересованы преступные группировки, связанные с незаконной торговлей оружием, наркотиками. Можно было предположить, что за три года существования под крышей “дудаевского режима” (1991-94 гг.) мафиозная и вооруженная Чечня - в условиях многовластья и беззакония, царивших в те годы, - уже дала серьезные метастазы в России.

Действительность превзошла самые мрачные опасения. За два неполных года, прошедших с тех пор, у “свободной Ичкерии” обнаружились не только предсказуемые, но и неожиданные союзники, например, почти вся столичная и центральная “демокра-тическая” пресса! Политические обозреватели и службы новостей не только частных (НТВ), но и государственных каналов телевидения! (РТР, “Останкино”). Какие-то высокопоставленные чины в армии! (Подозрение об этом возникло после необъяснимых провалов в управлении российскими войсками в боях за Грозный в январе 1995-го, но мы до сих пор не знаем их имена). Председатель правительства РФ В.С.Черномырдин собственной персоной! (“Миротворческие” переговоры по телефону с террористом Басаевым в июне 95-го). На фоне таких союзников блекнут прочие, выступившие как друзья “свободной Чечни”, - боровые и анпиловы! На этом фоне отодвигаются на второй план союзники теневые - к примеру, коммерческие структуры, финансирующие СМИ, отчетливо выступившие за поражение в Чечне.

На фоне всех этих внутрироссийских союзников на задний план отодвигаются еще более могущественные зарубежные покровители-союзники “свободной Чечни” - от турок (сбывается давняя мечта об экспансии на Кавказ!) до американцев (хочется максимально ослабить и повязать “русского медведя”!).

Но враждебные России интересы не возобладали бы так легко над интересами российского государства, если бы последние были четко сформулированы интеллектуальной элитой страны и имели твердую поддержку в ее правящем слое. Но эти жизненно важные условия в России отсутствовали и отсутствуют.

Начнем с правящего слоя, в основном состоящего из выходцев из II - IV эшелонов бывшей советской номенклатуры. В 1989-93 гг. он избавился от подчинения идеократии КПСС, определявшей многие годы “государственные цели и задачи”, а заодно и от привычных представлений о государстве и государственной дисциплине. Но не приобрел взамен новых понятий о государстве и дисциплине. Провозглашенные принципы “поли-тической свободы”, “демократии”, “федерализма”, “рыночной экономики” истолковываются в его среде в духе подсоветского сознания. Коммунистическая идеократия, порождая его, одновременно вытесняла в политическую тень и в психологическое подполье. Характерные черты такого сознания: циничное отношение к высшим ценностям и идейное хамелеонство, презрение к себе и безграничная склонность к продажности, отождествление свободы с анархией, права - с силой, силы - с насилием. Соответственно, личный и узкогрупповой интерес, понятый грубо и сиюминутно, становится главным, а часто и единственным регулятором поведения правящего слоя, и этот слой распадается на разного рода “группы интересов” (отраслевые, региональные, этноцентричные), готовые работать против общества и государства ради выгоды. Война показала, что процесс разгосударствления и фрагментации российского правящего слоя зашел далеко. Военные действия против “сепаратистов” ради сохранения подобия единого российского государства не смогли политически объединить раздробленный правящий слой, значительная часть которого сочла возможным поддержать врагов России или взирать на конфликт с позиции сторонних наблюдателей.

Еще хуже обстоит дело с “интеллектуальной” элитой РФ, состоящей в основном из выходцев из обслуживающего персонала номенклатуры. “Либерально мыслящая интеллектуальная” элита РФ не только не сумела сформулировать национальную идею постсоветской России, но даже не ставила перед собой этой задачи. По ядовитому замечанию Ф.М.Достоевского, “наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить”. Для конца ХХ века это верно тем более. Выпущенная при Горбачеве на свободу, подсоветская интеллигенция-образованщина отказалась от внешних символов марксизма-ленинизма (да и то не от всех), но осталась верна его нетрезвому и безбожному (нигилистическому) духу. С этим духовным багажом она и отдалась веяним времени, творя идолов из первых подвернувшихся под руку понятий - от “общечелове-ческих ценностей” и “плюрализма” до “прав человека” и “рыноч-ной экономики”. Она пронизала свои творения духом наивного верхоглядства, циничного холуйства и дремучей пошлости. “Демократическая” идеология, возникшая в результате ее усилий, - пустозвонная, безжизненная и, по сути, антигосударственная. Жить с ней, строить государство и нацию - нельзя. И уж совсем немыслимо вести ради нее какую бы то ни было войну. Ее разрушительный пафос (прикрытый лживыми словесами) в полной мере обнаружился в испытаниях российско-чеченской войны. Не забудем того, что “демократическая” интелигенция-образован-щина, в большинстве своем, выступила на стороне врагов России не потому, что ее купили, но по своим убогим “идейным соображениям” - псевдопацифистским, лжелиберальным, русофобским, вульгарно западническим!

 

ОБОЗРИМЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ КАПИТУЛЯЦИИ

Если Чечня сохраняет свои вооруженные силы и свою независимость, но остается “в составе России”, это может означать одно: федеральная власть потерпела катастрофическое поражение в борьбе за утверждение принципа единого государственного (силового и правового) пространства на собственной территории. Это влечет за собой далекоидущие последствия.

I. Ни о каком едином и правовом государстве в России речи больше идти не может. (Демагогия и болтовня не в счет!). Дан зеленый свет процессу распада РФ на полунезависимые (в пределе - независимые) псевдогосударства, отношения между коими будут регулироваться не общими законами, а обычным правом и факторами силы, включая вооруженную. То есть, на территории РФ реальная власть отныне будет переходить от официальных “органов власти” к местным и отраслевым “мафиям”. Причем некоторые из них получат в “разборках” преимущество перед другими, поскольку являются настоящими мафиями, построенными на этнической основе. Наше же общество поставлено перед вопросом: согласно ли оно жить в условиях сплошной мафиизации власти в стране и постепенного распада ее?

II. Открытая победа принципов этнократии подрывает здание нашего государства как государства многонародного. В России отныне есть территории, более привилегированные чем остальные - одним дано право не платить налоги (Татарстан), другие же завоевывают себе права не платить налоги и носить оружие (Чечня). Согласно ли наше общество терпеть подобное?

III. Чеченская этнократия добилась победы в российско-чеченской войне под лозунгами и флагом исламизма (будем отличать исламизм от ислама). По-видимому, эта победа знаменует собой начало исламистской экспансии в России, которая - при определенных условиях - может иметь успех, что повлечет за собой обострение православно-мусульманских отношений в стране. Но в любом случае эта победа является победой религиозно окрашенной политики (в данном случае “исламистской”) над безрелигиозной политикой российской федеральной власти и ставит под вопрос жизнеспособность безрелигиозного (внеконфессионального) российского государства. Отныне российское государство, объективно говоря, поставлено перед выбором: или смириться с поражением своего религиозного безразличия (безбожия), или - в той или иной форме - выбрать веру.

IV. Страна, потерпевшая поражение и фактически вставшая на путь самороспуска, не может рассчитывать на уважительное отношение к себе со стороны мировых держав, и со стороны соседей по бывшему СССР. Роль России в “большой восьмерке” станет декоративной. НАТО, по-видимому, перестанет интересоваться тем, что думает Россия по поводу его расширения на Восток. Активизируется политика, нацеленная на включение Украины в экономическую орбиту Запада и ее окончательный отрыв от России. Турция и, возможно, другие исламские страны обоснуются на Кавказе (не только в Чечне) и активизируют сближение с Азербайджаном, среднеазиатскими республиками. Ускорится процесс сближения среднеазиатских республик не только с Турцией, но и с другими исламскими странами. Процесс политической и экономической реинтеграции с Казахстаном и Киргизией будет задержан. Если США и Китай проявят инициативу, они постараются включить эти страны в свои сферы влияния.

V. В силу вышеперечисленного теряют смысл любые разговоры возможности экономического возрождения страны. При распаде этого не может быть, т. к. отсутствуют предпосылки (нет политической устойчивости и правопорядка, не действует налоговая система, нет мотивации к труду, накоплениям и инвестициям, в интересах национальной экономики

 

УРОКИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ И НЕПОЛИТИЧЕСКИЕ

Вдумываясь в происходящее и пытаясь извлечь уроки, я сна-чала был захвачен мыслью о том, что присутствую при небывалом - небывалом предательстве, небывалом коллективном умопомешательстве, небывалом позоре. И потому мне казалось, что:

- за холуйство и глупость всю нашу “либерально-миролюби-вую и демократическую” общественность надо выпороть на конюшне, а ее главарей - повесить!

- Чечню со всеми желающими насильно отделить.

Потом я понял, что ошибся. Ошибка состояла, во-первых, в том, что я не сделал предметом оценки себя. А ведь на последних выборах я голосовал за Ельцина (правда, против Зюганова). И с “либерально-миролюбивой общественностью” якшался много лет. Что же, и меня пороть на конюшне? Что-то не то.

Но главная моя ошибка состояла в том, что я принял происшедшее за нечто небывалое. Нет, такое уже было - и даже намного хуже. Слова были немного другими, но дух - тем же. Было это в 1917-ом, 1918-ом...

Тогда по-большевицки это называлось “долой империалистическую войну, за мир с немецкими братьями-рабочими ... без аннексий и контрибуций”. (А всех погибших забыть как прошлогодний снег, а Российскую Империю поделить на братские федеративные республики). И ведь в 1918-ом “мира” добились! (Правда, с аннексиями и контрибуциями). И федеративные рес-публики образовали! (Правда, не все оказались братскими, пришлось потом отвоевывать у “буржуазии”). Во что тот “мир” вылился - я тоже вспомнил.

Многие соотечественники справедливо посчитали тот “мир” предательским, и он стал одним из главных поленьев, бро-шенных большевиками в костер разгоравшейся гражданской войны. (Той самой, которая, видоизменяясь, тлеет до сих пор).

Вот и первый урок: Россия - все еще ходит по чертову кругу. В 1996 году она лишь повторяет (в виде кровавого фарса) ту кровавую трагедию, которая уже случилась - при других обстоятельствах - в 1918-ом. Порочный круг надо разорвать!

Второй урок:: чтобы разорвать порочный круг, необходимо снять тяготеющие над нами проклятья. Надо вернуться к историческому началу круга. И совершить то, что должно было сбыться, но не сбылось. Начало общеизвестно. Его можно свести к трем именам, каждое из которых - имя-символ, имя-миф.

Надо вернуться к Ульянову-Ленину - Ульянова похоронить, Ленина предать церковному проклятию.

Надо вернуться к Керенскому - и развязаться, наконец, с наследием российских краснобаев “свободы-равенства-братства”

Надо вернуться к императору Николаю Александровичу Романову - чтобы покаяться перед светлой памятью этого последнего - и все еще не похороненного - “хозяина земли русской”, при котором Россия худо-бедно еще помнила Бога и помнила о чести, а стало быть была.

Из второго урока вытекает третий. Не может быть и не будет у нас будущего, пока мы, русские, не восстановили живой преемственной связи - духовной, культурной и государственной - с Россией настоящей, дофевральской.

Позорный исход “чеченской войны” и многое другое, что нас, русских, ныне губит и душит (достаточно назвать хотя бы холуйскую антинациональную “культурную политику” всех главных телеканалов страны!), настоятельно требуют: опомнитесь - будет поздно! Не опомнимся - будет Россия загнана в ничтожество и развеяна по миру.

 

Чечня же должна быть силою отделена от России - по Тереку и Сунже. И силою нейтрализована - что бы там ни голосило так называемое “мировое общественное мнение” со всеми его запевалами и подпевалами в России.

“Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну” (От Матфея 5, 29).

 

 

"ПОСЕВ" 6-96
posevru@online.ru
ссылка на "ПОСЕВ" обязательна